20 апреля в УВД Гомельского облисполкома состоялась необычная творческая встреча. К действующим и бывшим сотрудникам милиции пришла их киноколлега — актриса театра и кино Виктория Тарасова, сыгравшая в сериале «Глухарь» Ирину Зимину. Между прочим, на экране ее героиня дослужилась до полковника! Звезда рассказала о закулисье съемок, о поездках в «горячие точки» и о том, как наряжает бабушек из смоленской деревни в Dolce&Gabbana.
Наши милиционеры в долгу не остались — решением Совета офицерского собрания УВД Гомельского облисполкома Викторию наградили знаком «Служим закону, народу, отечеству!». Также актрисе объявили Благодарность за активное участие в тематическом проекте литературно-художественного журнала «Метаморфозы», посвященном 100-летию белорусской милиции, и за укрепление творческих связей между литераторами Беларуси и России. Кстати, приехала в Гомель Виктория в рамках гастрольного тура по нашей стране. В этот день в ДК железнодорожников она играла леди Гамильтон в спектакле «Роковая страсть». Ее партнерами по сцене был Денис Рожков (тоже сыгравший в «Глухаре»).

Беларусь

— В моей семейной истории есть маленький эпизод, связанный с Беларусью. В прошлом году я здесь гастролировала и все-таки нашла могилу своего дедушки, который в войну бросил семью — мою бабушку с моей мамой, и перебрался сюда. Я не знаю все обстоятельства, но жил он в Могилёве и дослужился до полковника уголовного розыска. Говорят, был в городе таким вот цербером, держал город в руках крепко. Так что, видимо, сработали гены — и я дослужилась до полковника киношного. Мне помогла белорусская милиция, и я не только нашла свою дальнюю родню, но и побывала на кладбище.

Танцы и сцена

Решение стать актрисой пришло уже в старших классах. Но папа у меня был балетмейстер, поэтому, принеся меня из роддома, (папа у меня из Рязанской области, мама — из Смоленской) положил на пеленки и сказал: «О! Ноги кривоватые — мои — будет танцевать!».

Так и началась моя танцевальная карьера. Я с пяти лет танцевала с отцом, потом в школе танцевальной, потом в ансамбле. Но в старших классах я один раз рыкнула на маму, а она, услышав мой бас, сказала: «А ну-ка иди сюда!» Я думала — будут бить, но она сказала, что у меня хороший голос и по ее мнению, мне стоит идти в театральный вуз. Я и не стала сопротивляться. И начала поступать. Поступила с третьего раза. И тогда, и до сих пор в театральные вузы были очень большие конкурсы. Если берут 8 девочек на 6 блатных мест, то что остается простым смертным… Так началась актерская карьера…

В кино я не танцевала. А в театре мой хореографический опыт помогает. Кстати, я много лет работаю в театре «Шалом», куда попала волею судьбы, хотя я и не еврейка… Еще я вела на телевидении программу «Шесть соток». Это началось еще в институте на четвертом курсе. Тоже было полезно. Я до сих пор выращиваю дома цветы благодаря этой программе и умею копать картошку.

Люди в погонах

— Отношение людей в погонах ко мне очень хорошее. Я, конечно, этим не пользуюсь, но мне очень приятно, что все силовые структуры и ведомства решили, что я начальница ФСБ и следственного комитета. И главное, нет такого, что ты не наша… Я могу всюду зайти, заглянуть и забежать в армию. И со всеми мы дружим.

Горячие точки

— До сих пор не понимаю, откуда взялся весь этот патриотизм. Но началось это с поездок с концертами на Кавказ — в Чечню, в Ингушетию, Дагестан. Обратились из МВД, конечно, я же мент по роли. Там мы встречались с полицейскими. И я была в каком-то шоке тогда, потому что не думала, что там до сих пор идет война, о которой мы не знаем на самом деле, и там еще не все так хорошо. Когда мы были в МВД Грозного, обратила внимание на список погибших. Решила, что это война какая-то была. Но когда я подошла и прочитала, что это — статистика за год и увидела, что за этот год погибли 1728 полицейских, то просто потеряла дар речи. С тех пор я пять лет туда катаюсь. И бывая в разных городах и странах, я понимаю, что профессия милиционера, как у вас, или полицейского, как у нас, профессия самая опасная, потому что эти люди первыми бросаются на помощь. И мне хочется сказать «спасибо» за то, что вы защищаете нас, нашу Родину, вашу Родину. Я думаю, что, несмотря на то, что мы разделились, мы все равно все братья…

У меня есть правая рука — Алексей Огурцов — депутат, с которым я веду концерты, и который предложил слетать в Сирию. Три раза нас там бомбили. Неприятное ощущение. Думаешь, что это — в последний раз. Но возвращаюсь, снова раздается звонок — и я снова еду… Мы же приезжаем в многотысячную армию. Солдаты нас тепло встречают, радуются, такими счастливыми становятся, когда мы приезжаем! Пока ты там, с ними — не страшно. Потом наступает «отходняк».

Последняя поездка была сложной: я ездила к сирийским детям, видела покалеченных — без рук, без ног, без глаз. И подумала: наверное, больше я этого не выдержу. Мой мозг не может это пережить. Но я возвращаюсь снова и снова. Верю, что кому суждено сгореть — тот не утонет. У каждого — своя судьба, в жизни бояться ничего нельзя. В судьбу я верю. А вот в приметы — нет.

Благотворительная деятельность

— Может быть, если бы я не прошла в своей жизни через определенные труд-ности, то я бы может и не стала этим заниматься. Были в жизни моменты неприятные. Я вышла замуж, думая, что как и мои родители, проживу всю жизнь вместе с ним, рожу ребенка, будем его воспитывать. Но не сложилось. Муж мой оказался… За неделю до родов он вдруг исчез… Меня очень сильно поддерживали родители.

Сначала я просто помогала людям, детям. У меня есть двое крестников. А потом у меня открылся фонд. Не то, чтобы я хотела его открывать. Так получилось. У меня в Смоленской области осталось от бабушки наследство, мама там постоянно бывает, и я туда мотаюсь. Места красивые, озера. Вот увидишь там нуждающуюся семью — поможешь, другую — поможешь. Потом столкнулась на даче с подругой детства, ее дочь замуж выходила. И вот на следующий день, уезжая в Москву, увидела подругу плачущей на улице. Оказалось, у подружки невесты ночью умерла мама, и в глухой деревне остался 8-летний брат. Я взяла адрес, пока ехала в Москву, созвонилась с этой девушкой, успокаивала. А в столице подключила друзей, помогли похоронить. Потом я приехала к ним в деревню, там всего три дома. У них нет ничего. Девушке 22 года, как ей брать на себя ответственность за 8-летнего ребенка? Но мы уговорили ее не сдавать его в детдом. Я вернулась в Москву, кинула клич — мы одели всю деревню, сделали им ремонт, нашли ей работу в столице. Но в январе я была на съемках в Крыму, мне ее подружка позвонила, сказала, что она в коме. И пока я летела домой, она умерла. Ужас какой: 5 лет назад не стало отца, потом вот мать, теперь сестра. И этот мальчик остался один. Тогда-то администрация и обратилась ко мне с предложением сделать фонд «Помоги детям Смоленщины». Сейчас мы помогаем другой деревне. Вещами, едой, рублем — раскошелю богачей, так у меня все бабки в «Дольче Габбана» картошку сажают!..

«Глухарь»

— На этот сериал, сделавший меня знаменитой, я попала случайно. Работы в тот момент особо не было. А это был долгоиграющий проект. Поэтому согласилась, хотя не понимала, как играть мента. На первых пробах у меня ничего не получилось. Казалось бы, обычная сцена — Зимина и Глухарев объясняются в любви — а получилась какая-то ерунда. Я была в шоке! Вторые же пробы прошли в форме. И вот, когда легли на плечи погоны, я сразу в лице поменялась… Вообще было очень весело. У меня тогда мениск порвался, все первые серии я была на костылях. Было очень смешно, когда нас с Авериным положили в кровать. Я легла, сверху лег костыль — так я охраняла коленку, потому что сбежала из больницы на третий день, сверху — Аверин, такая гора. Костыль падал. Максим все время ругался: убери ты его. Еле сняли. Поэтому если кто-то думает, что постельные сцены — это круто, на самом деле, это ужасно… Когда мы пошли в «Глухаря», разве знали, что будут такие рейтинги? Но так сложилось, что был хорошо написанный материал, весь первый сезон основан на реальных событиях — есть реальные прототипы героев. Настоящие Зимина и Глухарев — судьи, Антошин, действительно, племянник генерала, разгильдяй и работает сейчас на эвакуаторах. Я видела настоящего Глухарева. А Зимина передала, что сценаристы ей польстили. Говорят, она ужасный монстр.

Звезда "Глухаря" Виктория Тарасова - в УВД Гомельского облисполкома

Газета "Маяк"

Сайт: www.sozhnews.by

 

 

Использование любых материалов возможно только с разрешения администрации сайта или правообладателя. Сcылка на сайт обязательна.
Официальный сайт Виктории Тарасовой 2014 -2019©