На творческой встрече в Воронеже звезда сериала «Глухарь» рассказала, какую оценку ее игре дала настоящая Зимина и как фильмы ужасов помогают от депрессии.

Большое количество поклонников собрала на благотворительном фестивале «Добро без границ» актриса Виктория Тарасова. Многие воронежцы так полюбили ее героиню - начальницу ОВД «Пятницкий» Ирину Зимину - что ради встречи с актрисой, которая прошла в будний день, отпросились с работы! Звезда «Глухаря» рассказала о закулисье съемок, как учит диалоги из обычных книг и наряжает деревенских бабушек в Dolce&Gabbana.

НАСТОЯЩАЯ ЗИМИНА СКАЗАЛА, ЧТО В СЕРИАЛЕ ЕЙ ПОЛЬСТИЛИ, В ЖИЗНИ ОНА МОНСТР

- Виктория, Зимина из «Глухаря» - ваша самая популярная роль. Как вы себя чувствовали в образе суровой начальницы, которая руководит таким количеством мужчин?

- Очень круто себя чувствовала. Даже немного взяла от Зиминой. В тот момент мне так нравилось править мужчинами, чего я не могла в жизни, потому что я скромная, добрая, с мужчинами привыкла быть слабой. А в этой роли могла расправить крылья, показать свою мощь. Вообще с мужчинами проще работать, чем с женщинами. Они в меньшей степени завидуют (на моем веку, наверное, было всего два мужчины-актера, которые исходили желчью от зависти), с ними можно поговорить на любые мужские темы, узнать, что они думают о нас, посоветоваться. Мы хорошо ладили на съемках. Максим Аверин - добрый, смешной. Сейчас мы редко видимся, но общаемся на фестивалях. С Владом Котлярским, который играл Карпова, выпустили новый спектакль. Он в жизни очень добрый, застенчивый, скромный.

- «Глухарь» стал культовым сериалом. А вы сразу согласились в нем сниматься?

- Да, потому что работы в тот момент особо не было. А это был долгоиграющий проект. Поэтому согласилась, хотя не понимала, как играть мента. На первых пробах у меня ничего не получилось. Казалось бы, обычная сцена - Зимина и Глухарев объясняются в любви - а получилась какая-то ерунда. Я была в шоке! Вторые же пробы прошли в форме. И вот когда легли на плечи погоны, я сразу в лице поменялась… Вообще было очень весело. У меня тогда мениск порвался, все первые серии я была на костылях. Было очень смешно, когда нас с Авериным положили в кровать. Я легла, сверху лег костыль – так я охраняла коленку, потому что сбежала из больницы на третий день, сверху - Аверин, такая гора. Костыль падал. Максим все время ругался: убери ты его. Еле сняли. Поэтому если кто-то думает, что постельные сцены - это круто, на самом деле, это ужасно… Когда мы пошли в «Глухаря», разве знали, что будут такие рейтинги? Пришли за 3 рубля, у нас не было ни света, ни грима. Но так сложилось, что был хорошо написанный материал, весь первый сезон был основан на реальных событиях - есть реальные прототипы героев. Настоящие Зимина и Глухарев - судьи, Антошин - разгильдяй и работает на эвакуаторах. Я видела настоящего Глухарева. А Зимина передала, что сценаристы ей польстили. Говорят, она ужасный монстр.

ВЕСЬ СТОЛ ЗИМИНОЙ БЫЛ ИСПИСАН МОИМИ ШПАРГАЛКАМИ

- Если бы пришлось выбирать театр или кино, что бы выбрали? Где труднее?

- Выбрала бы театр. Это близкое общение со зрителями, отдача больше. Вообще, это разные профессии. В театре каждый раз приходится отдавать душу - это очень трудно. В кино никогда не знаешь, что получится в итоге. И съемки тоже тяжелые - 12- или 18-часовой рабочий день. Бывает на улице, в минус 30, когда ты примерзаешь к асфальту, трясется челюсть, потому что не можешь выговорить текст от того, что замерзла. Горячий чай не спасает. Бывает, болеешь, а смену не отменить. Три месяца снималась в «Глухаре» больной, мне не давали возможности выздороветь. Серия снималась за 10 дней с одним выходным для съемочной группы. В день - по 5-7 минут серии. Если 12 минут, значит, переработка на 18 часов. Хорошо, когда есть возможность после съемок уехать на море. Любимое место - Вьетнам, там спокойно как в санатории, все достаточно дешево. Дорога тяжелая, но остальное того стоит. Там огромные волны все время, что я очень люблю, и ко мне никто не пристает.

- При таком съемочном цейтноте нужно ведь и большой объем текста учить. Как вам это удается?

- Это самое трудное. Прихожу в аптеку: «Дайте что-нибудь, чтобы я все выучила за 5 минут». Шутка. Когда входишь в марафон полугодовых съемок, в первые дни трудно - огромная пачка текста в день. Но на съемках легко: одну сцену выучил, потом долго репетируешь, потом снимаешь с разных ракурсов. А я была хитрая, когда Зимину играла - на столе писала подсказки. У меня был весь угол в шпаргалках…. Потом привыкаешь, память начинает работать. И ты за ночь выучиваешь «талмуд» текста. У меня однажды спросили, какую из последних книжек я прочитала. Никакую! Семь лет ночами текст учишь на съемках, а еще роли спектаклей нужно держать в голове. И когда открываешь книжку и доходишь до диалогов, начинаешь их автоматически учить! Поэтому не читаю!

ОТ ДЕПРЕССИИ ФИЛЬМЫ УЖАСОВ ПОМОГАЮТ И «ЛЕГО»

- Вы отважная женщина, ездите поддерживать бойцов в горячие точки. Были и на Кавказе, и вот уже сейчас в Сирии. Разве не страшно?

- Страшно. На войне всегда страшно. Сначала это был необдуманный поступок. Появился звездный десант - Сережа Моховиков, Миша Пореченков, с которым я дружу. Пять раз я там уже была. Каждый раз всей своей родне кричу, что это в последний, никогда больше. Но теперь мама зарегистрировалась в Фейсбуке, и ее уже не обманешь… В первый раз мы попали под бомбежку. Но когда находишься там, не думаешь, что страшно. В каком-то шоке пребываешь. А вся наша армия, все эти пацаны, становятся настолько счастливыми, когда к ним приезжаешь. Ты видишь их глаза, говоришь им: «Пацаны, мы с вами!». Это дает определенный заряд, они потом неделю этим и живут. Пока ты там, с ними - не страшно. Потом наступает «отходняк». Последняя поездка была сложной: я ездила к сирийским детям, видела покалеченных - без рук, без ног, без глаз. И подумала: наверное, больше я этого не выдержу. Мой мозг не может это пережить.

- Вы и в России много помогаете обездоленным, как пришли к благотворительности?

- Сначала просто помогала людям, детям. У меня есть двое крестников, приемных детей. А год назад у меня открылся фонд. Не то чтобы я хотела его открывать. Так получилось. У меня в Смоленской области осталось от бабушки имение, мама там постоянно бывает, и я туда мотаюсь. Места красивые, озера. Вот увидишь там нуждающуюся семью – поможешь, другую – поможешь. А два года назад столкнулась на даче с подругой детства, ее дочь замуж выходила. И вот на следующий день, уезжая в Москву, увидела подругу плачущей на улице. Оказалось, у подружки невесты ночью умерла мама, и в глухой деревне остался 8-летний брат. И все собирали им в дорогу еду. Потому что надо ехать хоронить, а в деревне никого нет. Я взяла адрес, пока ехала в Москву, созвонилась с этой девушкой, успокаивала. А в столице подключила друзей, помогли похоронить. Потом я приехала к ним в деревню, там всего три дома. У них нет ничего. Девушке 22 года, как ей брать на себя ответственность за 8-летнего ребенка? Но мы уговорили ее не сдавать его в детдом. Я вернулась в Москву, кликнула клич - мы одели всю деревню, сделали им ремонт, нашли ей работу в столице. Через год хотели мальчика отдать в кадетский корпус. Но в январе я была на съемках в Крыму, мне ее подружка позвонила, сказала, что она в коме. И пока я летела домой, она умерла. Ужас какой: 5 лет назад не стало отца, потом вот мать, теперь сестра. И этот мальчик остался один. Тогда-то администрация и обратилась ко мне с предложением сделать фонд «Помоги детям Смоленщины». Сейчас мы помогаем другой деревне. Вещами, едой, рублем - раскошелю богачей, так у меня все бабки в «Дольче Габбана» картошку сажают!.. А мальчика взяла к себе крестная мать. Но что вы думаете: теперь у нее обнаружили рак. Какая линия судьбы у этого ребенка. За что? Почему?.. Подняла уже всех депутатов - мальчика на следующий год все-таки возьмут в кадетский корпус.

- Тяжелая история. Чем поднимаете настроение, когда депрессия?

- Рисую природу, иду в кино. Надо отключить мозг, обязательно что-то делать, нельзя лежать и загонять себя еще глубже. Могу и поплакать. «Лего» собираю - над огромным 6 месяцев провела, там одна инструкция была на 300 страниц. Если меня кто-то «завел», я прохожу мимо - раз, собрала кусочек! Сразу отпускает: потому что начинаешь думать, почему картинка не получается. Еще фильмы ужасов помогают. Сразу адреналин такой, что все забываешь.

 

Виктория Тарасова: «В постельной сцене нас было трое: я, Максим Аверин и костыль!»

Газета "КП" Воронеж

Сайт: www.vrn.kp.ru

 

 

Использование любых материалов возможно только с разрешения администрации сайта или правообладателя. Сcылка на сайт обязательна.
Официальный сайт Виктории Тарасовой 2014 -2020©