"Женская зависть страшнее атомной войны"

Исполнительница роли возлюбленной Глухаря рассказала, каких мужчин она предпочитает и почему у нее нет подруг.

– Вы ожидали такого поворота в сериале для своей героини? Кольцо, предложение…

– Нет, не ожидала. Когда получила сценарий – обалдела. Просто изначально сценарист Илья Куликов нам говорил, что никого женить не будет: «Это скучно для зрителей, должна быть интрига». Но пришел момент.

– Вы не раз говорили, что у вас в жизни происходят совпадения с Зиминой. Теперь стоит ждать вашей свадьбы?

– Я бы хотела, но пока не ожидается. Хотя фасон свадебного платья уже придумала: что-то из XVIII века, с кружевами. У меня собственное ателье, там и сошью.

– С ростом популярности «Глухаря» у вас поклонников прибавилось?

– Это да. Цветы дарят. Вот недавно домой привезли от кого-то корзину с розами. Но теперь мне уже страшно: я нравлюсь или Зимина? Пытаются познакомиться: «Нет-нет, нас не волнует, что вы снимаетесь…»

– Вы не верите?

– Нет. Видно по глазам, что это просто лесть.

Подруги - враги

– Знаю, что с поклонниками у вас связаны и не очень приятные моменты – вам пришлось нанять охранника из-за угроз. Сейчас это продолжается?

– Нет, закончилось уже. Оказалось, в этом принимала активное участие моя подружка. Как говорится, женская зависть страшнее атомной войны. Мы года два дружили, она была в курсе моих проблем. И когда мне приходили SMS, в которых пересказывали недавние события моей жизни, телефонные разговоры, я думала, меня прослушивают. И не верила, когда люди, которые занимались расследованием, говорили, что это человек из моего окружения. Оказывается, такие ситуации – это на 80% заказ родственников и друзей. Очень редко бывает кто-то со стороны. Мне взломали почту, страничку на «Одноклассниках». Не она сама, конечно, но люди под ее руководством. Хотела разрушить жизнь. Но не удалось. Как, зачем? У меня не укладывается это в голове.

– С тех пор вы, как говорилось в «Служебном романе», «ликвидировали всех подруг»?

– А у меня их давно нет. Первый же блин был комом. В институте близкая подруга переспала с моим гражданским мужем. Она была не москвичка и жила у нас какое-то время Я в то время училась, вела передачу на ТВ «Шесть соток», моталась на съемки. Однажды вернулась домой, а они лежат вместе. Он был моей первой любовью, очень сильной. В 22 года у меня был такой шок! Развернулась и ушла. Я не люблю выяснять отношения. Просто сразу вычеркиваю людей из жизни. Сейчас близко я общаюсь с актрисой нашего театра «Шалом» Светланой Свибильской: мы с ней 10 лет дружим, на гастролях живем вместе, можем поделиться чем-то. Вот она одна из подруг и осталась.

– Вы закрытый человек?

– Я могу закрыться на время, но потом опять открываюсь. Снова наступаю на те же грабли, всех прощаю. Дура, наверное. Но меня уже не переделать. А как? Сидеть в берлоге? Значит, нужны нам такие испытания. Может, чтобы талантливее стали.

Слабости мужчин

– О чем вы сейчас мечтаете?

– Обрести семью. Для меня женское счастье выше работы. Скажи мне: откажись от карьеры – я откажусь. Но я должна найти такого человека, чтобы я была в нем на 100% уверена.

– Кандидаты есть? Когда вы последний раз были на свидании?

– Не так давно. Я хожу на свидания. Не сижу у окна в ожидании принца на белом коне.

– У вас к мужчинам какие требования?

– Я не люблю слабых мужчин. А их сейчас большинство. Какие-то нытики, сплетники… Хуже баб. Я сына воспитываю, ему 12 лет, стараюсь вложить в него мужской стержень. У меня пример отца с детства. Хотя он был танцор, балетмейстер, творческий человек (а для меня муж - артист – это табу), но настоящий мужчина. Все делал своими руками. Всегда поддерживал. А сейчас мужчины потеряли ответственность перед детьми. Влюбился, ушел – и все.

– Вы с отцом вашего сына вот так расстались?

– Нет, он ушел просто в никуда. За месяц до родов. Надоело ему все: капризы, толстая жена. Я не осуждаю – к мужчине в голову не залезешь. В день родов уехал на лыжах кататься, из роддома меня родители встречали. А он через три месяца вернулся. Но я уже не приняла – организм отторгал человека. Если он ушел в самый трудный момент, зачем он мне нужен? Потом у нас еще года два битва шла: он не отпускал, ревновал… Мужчины думают: нахамил-нагрубил – и это сойдет с рук. И не понимают, что простить можно, но забыть не получается. Эту боль мужу до сих пор не прощаю.

– Сейчас поддерживаете отношения?

– Сквозь зубы. У него сейчас другая семья, дочка растет. И у сына общение с ним тоже не складывается.

Все впереди

– После этой истории у вас не осталось чувства, что «все мужики – сво…»?

– Нет, нельзя же всех под одну гребенку. Не надо бояться сходиться и расходиться. Если уйдет, поплачете, попереживаете – все это себе же в копилку. Я человек неревнивый, неконфликтный. Вынес мусор – не вынес, помыл чашку – не помыл… Меня бытовые проблемы не волнуют. Когда умер отец, я поняла, что ничего не должно раздражать. Все, что дается, – это жизнь.

– Смерть отца была неожиданной?

– Инфаркт в 60 лет – как гром среди ясного неба. Он был в расцвете сил, работал. Хоронила я его в свой день рождения, когда мне исполнилось 33 года. 16 июля стояла на кладбище и в один момент просто разбила мобильный телефон, потому что не могла выслушивать поздравления. С тех пор я не справляла свои дни рождения. Но прошло семь лет – и в этом году хочу отметить, собрать друзей и родных на природе. Надо идти дальше.

– У вас нет такого: даю себе еще пять лет, и если за это время не выйду замуж, то уже никогда?

– Нет. Как в фильме «Москва слезам не верит»: в 40 лет жизнь только начинается! Я в это верю.

Автор: Оксана ТРУХАН

Фото: Раждена ГАМЕЗАРДАШВИЛИ

Сайт: Антенна

Использование любых материалов возможно только с разрешения администрации сайта или правообладателя. Сcылка на сайт обязательна.
Официальный сайт Виктории Тарасовой 2014 -2019©